СМИ о нас

21 Января 2013 / Банки.ру

Банкротство на бис

Банкротство на бис

Как стало известно порталу Банки.ру, 21 января Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) представит на рассмотрение комитета Госдумы по вопросам собственности поправки к законопроекту о банкротстве физлиц. В числе инициатив увеличение суммы долга, требуемой для рассмотрения дела о несостоятельности, вчетверо — до 200 тыс. рублей, а также изменение порядка уведомления кредиторов о ходе процедуры.
Законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве) и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования реабилитационных процедур, применяемых в отношении гражданина-должника» (в народе — о банкротстве физлиц) был принят Госдумой в первом чтении в ноябре прошлого года, а второе чтение запланировано на 25 января 2013-го. Работа над этим нормативно-правовым актом шла очень долго — больше восьми лет. Те, кого касается его выход в свет, а это банкиры, коллекторы, судьи, арбитражные управляющие, представители обществ защиты прав потребителей, устали раздирать проект на части и скрепя сердце примирились с его редакцией, подготовленной к первому чтению. При этом борцы за права кредиторов не скрывали, что надеются на внесение существенных изменений в текст, который считают написанным в пользу должников, к следующему этапу рассмотрения.
Так, уже в начале декабря состоялось заседание подкомиссии по вопросам коллекторской деятельности (действует при комиссии РСПП по банкам и банковской деятельности), в котором, помимо взыскателей долгов, приняли участие представители кредитных организаций, арбитражных управляющих и даже налоговых органов. На этом совещании было решено собрать под эгидой РСПП позиции всех заинтересованных участников рынка и в преддверии второго чтения представить в нижнюю палату парламента обобщенные предложения. Первый исполнительный вице-президент РСПП Александр Мурычев сообщил порталу Банки.ру, что инициативы в понедельник будут направлены от имени союза в комитет Госдумы по вопросам собственности.
Поправки (есть в распоряжении портала Банки.ру) предусматривают, в частности, исключение из текста законопроекта положений, регулирующих банкротство индивидуальных предпринимателей, поскольку их неразумно подводить под единое правовое регулирование наряду с «обычными» физлицами. Ведь задолженность заемщика по розничному кредиту, как правило, несоразмерна долгам бизнесменов. Мурычев обращает внимание еще на несколько принципиальных моментов. «Первый — не выдерживает критики установленная в нынешней редакции законопроекта минимальная сумма долга, при наличии которой можно начинать процедуру банкротства: 50 тысяч рублей. Мы предлагаем увеличить ее в четыре раза. Иначе нелогично платить за процедуру банкротства арбитражному управляющему 20 тысяч рублей, — обосновывает такую позицию Мурычев. — Во-вторых, мы считаем необходимым установить минимальный объем совокупных требований кредиторов в случае, когда должник сам обращается с заявлением о признании его банкротом, — те же 200 тысяч рублей».
С Мурычевым согласны в крупном коллекторском агентстве «Секвойя кредит консолидейшн». Заместитель гендиректора по маркетингу и продажам «Секвойи» Елена Терехова считает, что сумма в 50 тыс. не соразмерна затратам, возникающим при рассмотрении дела о признании гражданина банкротом.
«Кроме того, у нас в стране слишком много должников с долгом в 50 тысяч и выше, и если все эти люди подадут заявления о банкротстве, то это не только парализует работу наших судов, но и поставит под угрозу саму систему потребительского кредитования, — опасается она. — Ведь в будущем кредитор будет хеджировать свои риски не только процентной ставкой, но и высокими требованиями к заемщикам, и в результате получить кредит будет крайне проблематично».
В-третьих, продолжает Мурычев, предлагается разрешить продавать заложенную недвижимость, если ее площадь превышает установленные законом «квадратные метры», необходимые человеку для проживания. «Чтобы не получилось, что у должника есть многокомнатная квартира или большой загородный дом, но их нельзя реализовать для возмещения ущерба кредиторам», — пояснил первый исполнительный вице-президент РСПП.
Терехова обращает внимание на еще одну важную составляющую — уведомление кредитора о введении процедуры реструктуризации долгов. Пока что проектом предусмотрено, что информацию можно узнать из Единого федерального реестра сведений о банкротстве. После этого кредиторы смогут предъявлять свои требования к должнику. Если претензии не будут предъявлены вовремя, гражданин освобождается от уплаты долга. Поэтому авторы поправок уверены, что сведения о том, что должник считает себя несостоятельным, и предложение гражданина о реструктуризации его задолженности должны быть направлены всем известным ему кредиторам заказным почтовым отправлением с уведомлением о вручении. «Кредитор просто физически не может отследить, кто из его заемщиков инициировал процедуру банкротства. В то время как согласно текущей редакции этого же законопроекта требования кредиторов, не заявленные при введении реструктуризации долгов, будут считаться погашенными. Таким образом, ущемленными оказываются уже права кредитора, и законопроект «работает» практически только в интересах должника», — возмущается Терехова.
По мнению разработчиков поправок, необходимо также дополнить законопроект обязанностью должника информировать кредиторов о фактах изменения его имущественного положения (в том числе постоянного дохода) до завершения производства по делу о банкротстве, так как кредиторы лишены возможности самостоятельно получать информацию об имущественном положении должника из каких-либо источников. Предлагается также сократить предельный срок реструктуризации долгов с предусмотренных ныне пяти до трех лет. «Установление пятилетнего предельного срока существенно нарушает интересы кредиторов, поскольку это не позволяет ему реально вернуть свою дебиторскую задолженность в разумный период», — сказано в тексте поправок. Мурычев к тому же выразил серьезные опасения по поводу того, что суды захлебнутся в количестве навалившихся дел о несостоятельности физлиц. «В частности, мы не исключаем значительное количество случаев искусственных банкротств с целью списания должником средств и ухода от ответственности. В этом плане уже есть горький международный опыт, к примеру Франции. Большого потока заявлений со стороны должников не миновать и в случае кризиса. В этой связи суды нужно укреплять, понимая, что на развитие нового масштабного направления нужны ресурсы», — заключил Мурычев.
А член правления Союза СРО арбитражных управляющих (АУ) Эдуард Олевинский лоббирует интересы своих коллег. «Существующей редакцией законопроекта предусмотрено, что участие финансового управляющего в деле о банкротстве не является обязательным в случае, когда подавляющее большинство кредиторов доверяет должнику и они не хотят нести дополнительные расходы, — комментирует Олевинский. — Однако, на мой взгляд, такое положение вещей оставляет благодатную почву для злоупотреблений, от которых могут пострадать кредиторы, лишенные права голоса или оказавшиеся в меньшинстве. Более того, маловероятно, что сам должник справится с работой, необходимой для осуществления процедуры банкротства. Например, арбитражные управляющие в обязательном порядке страхуют свои риски при ведении дела о несостоятельности и имеют источники для возмещения потерянных средств в случае допущенной ошибки, а это недоступно непрофессионалу». Олевинский заметил, что законопроект в существующем виде оставляет открытым вопрос о том, кто будет вести реестр требований кредиторов. «А ведь в соответствии с пунктом 1 статьи 16 закона «О несостоятельности (банкротстве)» реестр требований кредиторов ведет арбитражный управляющий или привлекаемый им реестродержатель», — подчеркивает член правления Союза СРО АУ.
Еще один важный аспект. РСПП предлагает ввести обязательное досудебное урегулирование ситуаций, связанных с банкротством физлиц, и лишь после этого обращаться в арбитраж. «Но я бы пошел дальше — устранил бы обязательную стадию обсуждения кредиторами и утверждение судом плана реструктуризации, раз это можно сделать в досудебном порядке, — предлагает Олевинский. — Если уже есть разумный и согласованный с кредиторами план, то суд может его утвердить уже на первом заседании по делу о несостоятельности. А если должник «пустой», то есть вообще не имеет средств, то реструктуризация невозможна, и никому не нужно тратить время — суду сразу следует признать такого человека банкротом и перейти к процедуре списания долгов». Олевинский также не поддерживает идею, чтобы дела о банкротстве физлиц рассматривали суды общей юрисдикции (есть такая идея, но в тексте данных поправок она не отражена). По его мнению, в этом случае процессы будут длиться годами, а проблему решит создание судебных присутствий, которые и так уже предусмотрены и будут действовать в рамках арбитражной системы.

http://www.banki.ru/news/daytheme/?id=4460748

Назад к списку публикаций